%46845
Текстиль. Купить текстиль. База текстиль. Ивановский текстиль интернет.

ивановский текстиль интернет

thumb 1
Этапы строительства

Главная > А почему ты дедко > Зря наговариваешь усмехалась в Зря наговариваешь усмехалась в — Зря наговариваешь, — усмехалась в ответ баба Груня.— Красавка у меня молодец. Только от тебя шарахается. Да от тебя, лохмача, не токо коровы — бабы-то шарахаются. — Ты-то, сорочина карга, — сердился Назарыч, — не слишком от меня в молодости шарахалась. И напоминал, уже посмеиваясь, что и сейчас она его жалует — то каймаком, то яичками печеными. А она отвечала: дескать, это ему за пастьбу благодарность и чтобы пас хорошо. Но вот незадача: в самое благодатное время лета, когда больше бы молока должно быть, у Красавки оно убывать начало. Все меньше и меньше начала приносить. И доиться стала с неохотой, вроде прижимает дома молоко. Баба Груня по местным ворожеям и знахаркам ходила, даже в Илек по такому делу ездила. Советовали разное. Одни, например, велели окропить Красавку святой водой и в первую субботу после нарождения молодого месяца, в полночь, отвесить семьдесят семь поклонов на могиле у осьми-конечного старообрядческого креста. Другие советовали доить три дня через дыру случайно срубленного сучка тополя. Баба Груня советы выполняла, но ничего не помогло. Наоборот, Красавка стала приходить совсем с пустым выменем. Хозяйку начала сторониться, та даже домой ее с трудом загоняла. Совсем измаялась старуха. Потом начала думать, что кто-то потихоньку отдаивает ее корову. Но кто? Всех на хуторе перебрала. Наконец, пало подозрение на пастуха Назарыча. Мол, не иначе, как он, черт лохматый, бедокурит. За прошлое, дескать, вымещает. А в прошлом у них было вот что. В молодости Назарыч ухаживал за Груней, хотел в жены взять. Но она выбрала бравого казака Устима Бородина. Того самого, который отличился в русско-турецкой войне 1878 года. Ему за храбрость и отвагу при взятии Софии, говорили, сам генерал Скобелев лично Георгиевский крест вручил. И вот прибыл он в свой хутор — плечистый, высокий, с пышными усами, окладистой бородой, с крестом на груди. И когда присватался ко Груне, та не устояла, согласилась. Хорошо они жили. Но потом на японскую его забрали, и там он погиб. Вдовой Груня осталась верной памяти Устима.